Форум о Турции - Форум Анталия Сегодня
16+

Вернуться   Форум о Турции - Форум Анталия Сегодня > Турецкий форум > История, культура и традиции Турции


Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 01.10.2011, 07:46
Аватар для IstanbulStories
IstanbulStories IstanbulStories вне форума
Где я?
 
Регистрация: 23.09.2011
Сообщений: 9
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 2 раз(а) в 1 сообщении
По умолчанию Русская эмиграция в Константинополь в 20-ых годах Часть 3. Русская армия в Турции

В августе 1921 г. состоялась встреча между генералом П. Н. Врангелем и членами Центрального объединенного комитета на яхте главнокомандующего Русской армией «Лукулл». П. Н. Врангель попытался поставить под свой контроль деятельность общественных организаций и использовать их возможности и авторитет прежде всего для сохранения армии. Он предложил объединить все российские организации в одно учреждение, которое действовало бы под его управлением. Члены Центрального объединенного комитета, заявив П. Н. Врангелю, что «в вопросе о желательности сохранения армии... нет никаких разногласий между его точкой зрения и точкой зрения руководящих кругов константинопольских общественных организаций», тем не менее отвергли предложение главнокомандующего, аргументируя это тем, что «нельзя соединить в одну организацию совершенно разнородные и даже враждебные элементы». Тогда П. Н. Врангель попытался переложить на общественные организации заботы по оказанию материальной помощи войсковым частям: «Если объединение невозможно, будем действовать врозь, но в таком случае вопрос должен быть поставлен отчетливо и ясно: до такого-то момента армия находится на моем попечении, и общественные организации к ней касательства не имеют, а с такого-то времени она переходит на попечение общественных организаций, но это должно быть объявлено во всеобщее сведение, и ответственность должна лечь на общественные организации». Такая постановка вопроса также не вызвала энтузиазма у членов Центрального объединенного комитета, и встреча закончилась безрезультатно .

Однако уже весной 1921 г. стало совершенно очевидным, что судьба двухсот тысяч гражданских беженцев и остатков Русской армии зависит от военных и дипломатических представителей держав Антанты в Константинополе, их политических интересов. Наличие русских беженцев обостряло экономическую, социальную и политическую ситуацию в Константинополе и прилегающих к нему районах. Самым серьезным дестабилизирующим фактором были остатки Русской армии, которые, по мнению союзников, представляли куда большую угрозу им самим, нежели Советской России. С другой стороны, стало ясно, что огромные материальные средства, которые приходилось тратить на содержание войск и беженцев (по официальным данным французского правительства, 1 млн франков в день), уже никогда и никем не будут компенсированы. В середине марта Франция уведомила, что ввиду отказа других государств разделить расходы, после 1 апреля отказывается от дальнейшего снабжения русских беженцев продуктами питания, на которые уже израсходовала более 200 млн. франков. Она сочла, что только четвертая часть этой суммы была покрыта стоимостью судов и товаров, которые передал Франции П. Н. Врангель накануне эвакуации из Крыма (стоимость этого имущества французы оценивали в 30—50 млн. франков) . Скептически оценивали французы и «рентабельность» дальнейшей помощи Русской армии, поскольку реальных шансов на использование ее остатков в антисоветской политике не было: «напрасно было бы думать, что большевиков можно победить русскими или иностранными вооруженными силами, опорная база которых находится вне пределов России, и вдобавок победить с помощью солдат, которые в момент наилучшего состояния армии в Крыму, на родной почве, оказались не в состоянии защитить его от прямого нападения советских войск» . По сообщениям советской агентуры из Константинополя, правительства Франции и Великобритании заключили секретный договор, в соответствии с которым первая обязалась предпринять все меры для «распыления» остатков Русской армии и ликвидации ее лагерей на территории Турции, на чем особенно настаивали марионеточное турецкое правительство и Греция, войска которой вели борьбу против армии Кемаль-Паши и которая рассчитывала получить обещанную Антантой территорию Анатолии . Державы Антанты в качестве одной из своих главных задач на Ближнем Востоке поставили расселение всех беженцев в качестве гражданских лиц по разным странам. Учитывая сильную тягу большого количества к возвращению на Родину, одним из методов «распыления» была выбрана репатриация.

Начиная с апреля 1921 г. Франция последовательно сокращала размеры материальной помощи, оказываемой армии и гражданским беженцам. Один за другим следовали приказы о полном прекращении снабжения, хотя некоторое время эти приказы являлись больше средством психологического давления — снабжение продолжалось, но во все более сокращенных масштабах . В мае союзные миссии сократили ассигнования Центральному объединенному комитету. Например, Всероссийскому Земскому союзу — с 79 тыс. до 18 тыс. турецких лир. В июле французы закрыли лагерь русских беженцев Тузла . В октябре был значительно сокращен продовольственный паек во всех лечебных заведениях, содержавшихся французской администрацией, а в некоторых из них (в госпитале Жанны д'Арк, приюте при этом госпитале, в лагерях Галлиполи, Чаталджа и Лемнос) выдача продовольственных пайков прекратилась вовсе . Наконец, французы сняли с продовольственного пайка детей до 17 лет, беременных женщин и кормящих матерей .

Аналогичную линию стала проводить и американская оккупационная администрация и американский Красный Крест, отличавшийся наибольшей щедростью на юге России в годы гражданской войны и в конце 1920 г. в Константинополе. В июле 1921 г. он прекратил выдачу продуктов для бесплатных столовых и питательных пунктов для больных, в результате чего часть из них была закрыта .

Летом Центральный объединенный комитет обратился с ходатайствами о помощи к верховным комиссарам держав Антанты в Константинополе и национальным обществам Красного Креста. Однако ему удалось добиться только смягчения официально объявленных союзниками графиков и планов свертывания материальной и продовольственной поддержки52. Разумеется, такие отсрочки не могли существенно смягчить удар. Российские беженцы вынуждены были ради собственного физического спасения либо переезжать в другие страны, либо возвращаться на родину.

Французская оккупационная администрация развернула массированную пропаганду, суля беженцам райскую жизнь в Австралии, Южной Америке и Африке, где якобы легко можно было получить работу. Особенно настойчиво рекламировались кофейные плантации в Бразилии. Офицерам и казакам предлагалось записываться в иностранный легион либо возвращаться в Советскую Россию53.

Невыносимые материальные условия, угроза голода и обнищания, желание вырваться из-под опостылевшей власти военного начальства уже в феврале — марте 1921 г. вызвали почти массовое желание беженцев покинуть «гостеприимный Босфор». Пропаганда в сочетании с организационными усилиями оккупационных властей быстро дала положительный результат.

К сожалению, из имеющихся отрывочных данных трудно составить целостную и достоверную картину расселения бывших российских граждан из Константинополя и прилегающих к нему районов по всему свету. Во всяком случае, несколько тысяч человек уехало на пароходах попытать счастья в Латинской Америке. От 13 до 15 тыс. офицеров и казаков записалось в иностранный легион. В апреле 1921 г. они были перевезены из Константинополя в Марсель и впоследствии весьма успешно действовали в Алжире, используя, в частности, пулеметные тачанки54.

В марте 1921 г. французскому командованию удалось преодолеть сопротивление начальников русских частей и выделить партию казаков в 6, 5 тыс., которая была отправлена пароходом в Советскую Россию. С апреля такие рейсы из Константинополя в Одессу или Новороссийск стали регулярными. Беженцев убеждали, что советские власти приняли репатриантов хорошо, никаких репрессий по отношению к ним применено не было. Более того, французские агенты усиленно распространяли слухи о благополучном положении в России, об улучшении хозяйственной ситуации и прекращении всякого сопротивления большевикам и, наконец, о скором прибытии большого числа советских пароходов, которые заберут всех желающих возвратиться на родину55.

Правительства Советской России и Советской Украины, хорошо осведомленные через разведку РККА о реальных условиях жизни и настроениях константинопольской эмиграции, предприняли меры к возвращению на родину наибольшего количества беженцев. Была организована переправка в Константинополь агитационной литературы. Агентура также получила задание проводить соответствующую работу в Константинополе и лагерях. В частности, широко использовались письма репатриантов из России и Украины о «великолепном» с ними обращении властей и т. п. 56

Со своей стороны, врангелевское командование и эмигрантская печать развернули пропагандистскую кампанию против возвращения в Советскую Россию. Однако отношение генерала П. Н. Врангеля к репатриации в действительности не было столь однозначно отрицательным, как это традиционно изображается в мемуарной и исследовательской литературе. Стараясь сохранить во что бы то ни стало наименее разложившиеся части Русской армии, он в то же время считал, если не желательным, то вполне допустимым возвращение на родину гражданских лиц. Тем самым он пытался сократить расходы на их содержание и улучшить снабжение войск. Во всяком случае сохранившиеся документы свидетельствуют, что в штабе главнокомандующего и «правительственных» учреждениях при нем разрабатывались планы репатриации, изучались настроения беженцев, подсчитывалось возможное количество желающих вернуться в Россию57.

Активность союзников по репатриации прежде всего военнослужащих вынудила генерала П. Н. Врангеля предпринять самостоятельные и весьма решительные шаги по переводу Русской армии на территорию тех стран, где ведущие державы Антанты уже не могли бы в одностороннем порядке определять ее будущее. С этой точки зрения наиболее оптимальным вариантом была переброска войск в Болгарию и Сербию, правительства которых, исходя из традиционно хороших связей с Россией, во время гражданской войны проявили наибольшую бескорыстность в деле оказания помощи вооруженным силам на юге России. Начальник штаба главкома генерал П. Н. Шатилов весной 1921 г. посетил Болгарию и Сербию, где провел успешные переговоры, добившись согласия на размещение частей Русской армии в этих странах с сохранением войсковой организации и даже части вооружения. В период с мая по декабрь 1921 г. в Болгарию и Сербию было перевезено при помощи союзников около 29 тыс. офицеров и казаков. Одновременно около 10 тыс. бывших чинов армии было переправлено в другие страны в качестве гражданских лиц (в частности, студенты были перевезены в Чехословакию, где смогли продолжать обучение) .

Определить точное число константинопольских беженцев, возвратившихся в 1921 —1922 гг. на родину, а также переехавших при помощи различных международных и российских эмигрантских организаций в другие страны, не представляется возможным. Приводимые в литературе и сохранившиеся в документах отрывочные сведения противоречат друг другу. Достоверно известно лишь то, что к концу 1923 г. в Константинополе и прилегающих к нему районах из 200 тыс. осталось около 10 тыс. российских беженцев .

Подводя итоги, следует сказать, что история российской эмиграции в Константинополе, конечно, нуждается в дальнейшем глубоком изучении на основании новых документов и материалов, «распыленных», как и сами эмигранты, по многим странам. Однако уже сейчас очевидно, что их горькая участь стала закономерным результатом не только большевистской революции и гражданской войны, но и противоречий между различными антибольшевистскими силами, действовавшими в своих собственных интересах. Взаимное недоверие и конфликты между военно-политическим руководством белого движения, с одной стороны, и российскими общественными организациями либерального толка — с другой, а также противоречия между руководством белого движения России и державами Антанты в значительной степени усугубили тяготы российских эмигрантов, снизили эффективность оказывавшейся им материальной помощи. Хотя, разумеется, в деятельности зарубежных общественных организаций, прежде всего национальных обществ Красного Креста, по оказанию помощи российским эмигрантам значительную роль играли общечеловеческие, а не только классовые соображения.

Интересующиеся Стамбулом смогут найти для себя много полезной информации здесь.
Ответить с цитированием


Ответ


Метки
армия, история, константинополь, эмиграция

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Русская эмиграция в Константинополь в 20-ых годах Часть 1. Русская армия в Турции IstanbulStories История, культура и традиции Турции 3 07.05.2017 09:58
Эмиграция в Турцию Laska Турция для жизни и жизнь в Турции 78 26.02.2015 13:21
Русская эмиграция в Константинополь в 20-ых годах Часть 2. Русская армия в Турции IstanbulStories История, культура и традиции Турции 0 01.10.2011 07:43

Навигация
Главная сайта Новости Турции Новости мира Недвижимость Турции Погода в Турции Туризм в Турции Республика Турция Экономика Турции Карта Турции Фото Турции Реклама на форуме Обратная связь
Реклама
Поиск дешевых авиабилетов: авиа билеты на самолет дешево, купить авиабилеты онлайн, заказать авиабилет - Онлайнбилет.рф
Погода в Анталии
Погода в Анталии
Курс Турецкой лиры
Курс: Турецкая лира - Российский рубль

Агентство недвижимости TM Real Estate Поиск дешевых авиабилетов: авиа билеты на самолет дешево, купить авиабилеты онлайн, заказать авиабилет - Онлайнбилет.рф


Текущее время: 00:38. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2018, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot
Администрация форума не несёт ответственности за содержание сообщений пользователей.
Ответственность за содержание рекламных объявлений, баннеров и проч., размещенных на форуме, несут рекламодатели.